Волго-Дон. Восьмое чудо света. Часть 2-я

Волго-Дон. Восьмое чудо света. Часть 2-я
2 Мая 2020

По страницам журнала «Ростовская область» (№№2-3, 2012 г.)


«Великая стройка коммунизма», «восьмое чудо света» – за прошедшие годы грандиозный проект Волго-Донского судоходного канала, воплотивший идею о слиянии двух великих рек, обрёл немало громких названий. Первая всесоюзная послевоенная стройка изменила не только ландшафт и экономику нескольких регионов страны, но и судьбы сотен тысяч людей…


О чём не писала советская пресса

Вопреки бытующему мнению «стройка века» так и не стала комсомольской. Не юные добровольцы (число которых в общем масштабе строительства было незначительным), а сотни тысяч «зэков» под охраной 5 тыс. конвоиров строили Волго-Дон. В НКВД специально было создано управление «Волгодонстрой». Работали в режиме чрезвычайной секретности.

– Связь функционировала с использованием шифров, кодов, штатные цензоры читали письма, осматривали посылки. Жестокой цензуре подвергалась внутрилагерная печать, листовки, стенные газеты. Специальные люди смывали меловые разметки на железнодорожных вагонах, на грузах, указывавших наименование лагеря или строительства. Все работы заключённые производили под покровом ночи – с 5 вечера до 5 утра, – рассказывает Николай Бусленко, автор книги «Волго-Дон: слияние вод».

Скудная еда, антисанитария в бараках, трескучие морозы зимой и невыносимая жара летом, высокая смертность вынуждали их совершать побеги. Правда, по сравнению с Беломоро-Балтийским каналом, который описывал А.И. Солженицын, Волго-Дон обошёлся ценой меньшего количества человеческих жизней: при строительстве умерло не более полутора тысяч человек.

Немного лучше других чувствовали себя пленные немцы, которых также пригнали рыть канал. Есть воспоминания некоего Эрвина Франца, перед самым концом войны мальчишкой мобилизовавшегося в СС и после пленения оказавшегося на стройке. Он подробно описывал, как в лагере всем заправляли уголовники, царила поножовщина, а администрация требовала лишь выполнения производственных норм. Кстати, в 1989 году Э. Франц специально приехал в СССР, чтобы пройти по Волго-Дону.

И всё же работа на строительстве канала для многих стала путёвкой в жизнь. За ударный труд заключённые получили досрочное освобождение, а ещё – специальность, зарплату и гарантированное трудоустройство в будущем. Из лагерей ГУЛАГа были освобождены 15 тыс. человек, отличившихся на строительстве судоходной магистрали. Ещё 35 тыс. зэкам сократили сроки заключения. На стройке день засчитывался за три.

– По-видимому, вовлечённость в водоворот громадного коллективного дела, понимание личной причастности к нему были не последним мотивом в социальном выборе. Статистические данные свидетельствуют о том, что за последние полгода до окончания строительства число побегов среди заключённых резко уменьшилось. Участники строительства, с которыми приходилось встречаться и беседовать, не жаловались на тяготы лагерной жизни (ну так, может, вскользь). Но с гордостью повторяли – мы это сделали! Строители, которые шли на штурм Цимлянской плотины, которые возводили шлюзы, они с каждым камнем вкладывали и частицу себя, ещё недавно с тем же порывом многие из них ходили в атаку на врага, – вспоминает Николай Бусленко.


От первого лица

В книге Николая Бусленко «Волго-Дон: слияние вод» опубликованы воспоминания многих участников и очевидцев строительства Волго-Дона. Вот одно из них.

Надежда Галицкая (пос. Матвеев Курган, Ростовская область):

– Мне выпало быть свидетельницей грандиозного водного строительства, соединившего Волгу и Дон. В период с 1949 по 1952 годы там работал мой брат – участник Великой Отечественной войны Григорий Федотович Олейников, 1925 года рождения.

1 июля 1952 года брат прислал мне письмо, чтобы я к нему обязательно приехала, так как предстоит пуск Волго-Донского канала. И вот 10 июля 1952 года я, ученица 8-го класса, приехала на свиданье к брату, на участок, где он работал –Варваровское водохранилище, что находится ближе к Сталинграду. Григорий работал бригадиром бетонщиков, в бригаде у него было 110 человек.

В первые часы пребывания на стройке впечатление было действительно сильное. Вдоль участка стройки стояла колючая проволока в шесть рядов, на каждой стометровке стояла вышка, около вышки, внизу – охранник в военной форме с собакой-овчаркой и с автоматом, а на вышке метров 15 высотой находился другой охранник – тоже с автоматом.

Был пик рабочего дня, три часа пополудни, все работали, не обращая внимание ни на что. Строили Волго-Донской канал заключённые, получившие сроки от 3 до 25 лет, и только процентов 10-15 из строителей составлял административный персонал, люди свободные, вольнонаёмные. Прибывших, таких как я, было порядочно. Когда мы подошли вплотную к колючей проволоке, на нас прикрикнули с вышки, предупредив, на сколько шагов можно подойти. Мы поняли, что идёт завершение стройки – укладывали последний бетон и асфальт.

Брат Григорий был заключённым. Вправо от строительного объекта и бесчисленных бараков простирался красавец-канал с голубой, чистейшей, прозрачной водой, с летящими над ним и кричащими чайками.

…Около семи часов вечера мы, приезжие, все были около колючей проволоки, чтобы увидеть своих родных. И вот ровно в семь быстро, по-военному был построен квадрат в тысячу человек. Пройдя метров сто, старший, отчитавшись и доложив командиру, что все живы и потерь нет, пошёл по казармам. И только в четвёртом квадрате, в первом ряду, когда квадрат остановился против нас, в первой шеренге я услышал родной голос любимого брата: «Наденька, сестрёнка! Я здесь!»

Я была потрясена, стала плакать, брат тоже плакал, но все люди стояли молча, как вкопанные. Это не были арестанты в привычном понимании. Это были великие труженики земли Русской и, как позже мне сказал брат, до 70% из них были участниками войны, получившими большие сроки, особенно по сегодняшним меркам, ни за что. Стране нужна была бесплатная рабочая сила.

…Через час мы встретились с братом. Брат успокоил меня. Он сказал: «Не плачь, сестрёнка, мы здесь все работаем здорово, и нам засчитывают один день за три. Есть Указ Сталина, если канал будет построен досрочно, а мы его уже построили, всех нас, заключённых, выпустят на волю досрочно, невзирая на срок заключения. Мы все дали подписку, что канал будет построен 25 июля. Нас кормят сытно, видишь, рабочая одежда у нас чистая, обуты добро, часто приезжают артисты с концертами. Артисты тоже заключённые, показывают раз в неделю кино, есть газеты и журналы, есть курсы по всем строительным специальностям. Вот после работы я тоже выучился… на прораба.

С большой тревогой и волнением, передать словами это трудно, все заключённые и прибывшие родственники ждали 25 июля (рассказчица немного ошиблась в дате. Официальное открытие Волго-Дона состоялось 27 июля 1952 года, – прим. ред.). Я очень плохо спала, металась, тревожась неопределённостью положения брата.

И вот, наконец, наступило утро. Никто не спал в эту ночь – в пять часов утра весь лагерь был на ногах; в шесть мы, приезжие, стояли у колючей проволоки. И вот девять часов утра. Слышим громкое: «Ура! Ура!» Все заключённые выбежали из бараков, фуражки бросают в воздух, обнимаются, целуются, кричат: «Свобода!» Те заключённые, которых мы ждали, подбежали к колючей проволоке, сказали, что им прочитали Указ Сталина, что в связи с окончанием строительства Волго-Донского канала им. И.В. Сталина, все освобождаются, независимо от срока судимости. В полдень будет дан праздничный обед, новая одежда, концерт и будут другие лагерные мероприятия, а в пять часов вечера – свидание с родственниками.

А здесь, на берегу Варваровского водохранилища, было так же великое ликование. Массовое гулянье с буфетом, всё время играл духовой оркестр, до поздней ночи – танцы. Многие купались в чистой воде, некоторые прыгали прямо в одежде. Культработники подготовили большой праздничный концерт. Были возложены цветы и венки на братские могилы, их было очень много. Много цветов бросали в воду канала за упокой погибших в этой тяжёлой работе и не доживших до дня освобождения.

В два часа дня все мы, кто был на берегу, увидели, как со стороны Береславского водохранилища плывёт белый двухпалубный красавец-пароход «Иосиф Сталин», гудками он приветствовал всех, стоявших на берегу. Пройдя водохранилище, теплоход вдруг загорелся у нас на глазах. К нему быстро направились катера, пожар потушили, пароход ушёл, а мы продолжали радоваться со слезами на глазах, точно, как в День Победы…


Кстати

Официальным месяцем начала строительства Волго-Донского канала считается февраль 1948 года. Во всех справочниках руководителем работ назван известный советский гидротехник Сергей Жук. Однако в основу его проекта легли разработки другого выдающегося инженера – Анатолия Аксамитного. Именно он в мае 1918 года представил идею соединения Волги и Дона, а Совет Народных Комиссаров принял решение о выделении денег. Группа инженеров отправилась воплощать в жизнь «проект века». На Дону они попали в руки «белых» (шла гражданская война), но, узнав, что инженеры работают над самым великим техническим проектом в истории страны, «белые» отпустили проектировщиков. В Царицыне группу задержали уже «красные». Они мобилизовали «интеллигентов» на фронт. К началу 1930-х годов Аксамитный был готов приступать к строительству, но в дело вмешалось НКВД с кампанией по борьбе с «вредительством». Двадцать инженеров вместе с Аксамитным оказались в тюремной камере. Расследовавшие дело чекисты констатировали, что строительство канала в тот момент являлось «вредительством», так как «подрывало» экономическую базу социализма (соответствующие документы есть в архивах ФСБ).


Продолжение следует…


Галерея

Багаевский гидроузел - судоходное гидротехническое сооружение XXI века, обеспечивающее транспортную эффективность и экологическую безопасность, восстанавливающее рыбные запасы Дона.